Татьяна Седых: «Особых рецептов нет. Против золотого правила – обратная связь!»

Меня, порой, спрашивают даже коллеги-журналисты, где брать темы для газеты в маленьком поселке? Особых рецептов нет против золотого правила – обратная связь! Этим можно и ограничить ответ на вопрос, но поскольку мне его задают, чтобы услышать конкретику, то о такой важной теме, как обратная связь, ради пользы дела действительно стоит поговорить на реальных примерах.

Может, кого и удивлю, но за темами не гоняюсь, из пальца их не высасываю, а всё, что проходит через газету «Моё побережье» – основано на реальных событиях. Причем, меня нет в социальных сетях, я не модная, скверная по характеру, ни ступить, ни молвить не умею, а обращений ко мне приходит много. Почему? Возможно, потому, что никогда не оставляю без внимания ни одну из поступивших в редакцию жалоб или просьб (даже от тех, кто мою газету не читает и ни разу не держал в руках). Но что не менее важно, искренне разделяю требование населения к власть имущим — «нельзя декларировать одно, а жить по-другому». Читатели это чувствуют, поэтому редакция с каждым годом всё больше пухнет от папок с письмами, как и от блокнотов, исписанных номерами телефонов и непридуманными историями. Жаль, как ни стараюсь, не всем удается помочь и это тоже тема для отдельной газетной публикации.

Нечеловеческий фактор

Если бы все, неважно из какого ведомства,  ответственно относились к исполнению своих обязанностей, то никто бы не обращался за информационной поддержкой к журналистам. Речь о качестве! И это не зависит от того, когда и где та или иная ситуация возникает. Приведу в пример спецкорра «Известий» Анатолия Аграновского – все, кто знаком с его очерками и репортажами знают, что он немало писал о качестве любого труда. А ведь было это более 30 лет назад!

Во всём огромную роль играет ни должность, ни профессия, ни принадлежность к какой-либо партии, а просто человеческий фактор. Хотя, может, правильнее будет сказать, нечеловеческий? До 90 процентов поступающих ко мне жалоб – социальной направленности. Обращаются, как правило, самые незащищенные – одинокие люди и на инвалидности, ветераны и погорельцы…  И привыкнуть к этому, смотреть сквозь пальцы или отправить беззащитного человека восвояси – не могу. Чужую боль воспринимаю как свою. На всех не хватает времени? Значит, нужно найти его за счет своего личного. Далеко добираться? Всё равно изыскать возможность и поехать туда, где от тебя ждут поддержки… Но каждый раз меня поражает факт – большая часть жалоб могла бы вовсе не появиться, могла быть решена в тех ведомствах, где человек не получил должного внимания. Увы, цинизм многих историй, которые прошли через меня за 22 года в журналистике, зашкаливает – как вообще можно допускать подобное? А ведь допускают – равнодушием, халатностью, вседозволенностью.

Вот только один из множества случаев.  …Телефонный звонок из поселка Майский в соседнем Советско-Гаванском районе. Не верю своим ушам. Пока еду в автобусе, иду от остановки через лес к нужному дому, продолжаю думать, что это розыгрыш, но дверь открывает женщина в трауре. На затонувшей в Татарском проливе рыбацкой шхуне погиб её сын. Тело вынесло на остров Хоккайдо, где благодаря гидрокостюму, наличию данных в телефоне, и многому другому, установили, что это за моряк и с какого российского  судна.

Представитель МИД вышел на родителей, были сделаны ДНК.  С тех пор прошел почти год (!), а мать с отцом всё не могли похоронить сына. Надо отдать должное японцам, всё это время сначала тело, а потом прах моряка хранился в одном из их моргов. Куда только не кидались родители, неоднократно  созванивались с сотрудником сахалинского МИДа, отец от переживаний попал с инфарктом в больницу… Не знаю, кто подсказал убитой горем матери обратиться в редакцию «Моё побережье», но именно она позвонила мне и рассказала о происходящем кошмаре. Через два дня я была на встрече с губернатором Хабаровского края Вячеславом Шпортом и задала вопрос об этом преступном равнодушии к человеческому горю. Губернатор поразился – неужели такое может быть? Может! Всего в течение нескольких дней прах моряка доставили в поселок. Но возникает вопрос – кто своим бездействием вынудил мать обратиться к журналисту и почему, кроме губернатора, за год некому было заняться проблемой?

Журналистика и словом, и делом

Не редкость, когда вопросы приходится решать годами, буквально держа руку на пульсе. Конечно, можно поступить иначе – рассказать историю в газете, а те, кому положено по рангу, должны принять её как сигнал к действию. Но об отсутствии обратной связи с чиновниками и правоохранительными органами журналисты говорят постоянно. А в 2017 году во время встречи с президентом на форуме ОНФ «Правда и справедливость» об этом заявил и председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев.

Словом, мы пишем, а реакции нет. Поначалу я думала, что это на газеты из провинции не обращают внимания. Ничего подобного, с легкостью пропустят мимо ушей и то, что в «Российской  газете».  Хоть напрямую в ней обратись к руководству СК или МВД.  Так, например, было, когда я попыталась найти похитителя ордена ветерана Великой Отечественной войны из Амурской области. На публикации никто не отреагировал. А вот на официальный запрос в МВД ответ всё-таки пришел, но какой? Написали, что срок давности истёк… И преступника искать не стали.  Вот вам и еще одна тема для рассуждений – никто не забыт и ничто не забыто?

На всех уровнях процветает волокита, бюрократия, наплевательство, непрофессионализм. И если ты не начинаешь буквально отслеживать развитие событий после публикации, зачастую всё сводится на нет.

Один из примеров – как вместе с Хабаровским отделением ОНФ отвоевывали для многодетной семьи из Советско-Гаванского района деньги за их же собственное утраченное жилье. Репортажи с места события, запросы, прокуратура, суды… Ноль эмоций от Уполномоченного по правам ребенка Хабаровского края. На перепечатку очередного моего репортажа уже в «Российской газете» глава района все-таки отреагировал – позвонил и посетовал, мол, что же позорите на всю страну, всё будет решено. Но не тут-то было, семье просто предложили встать в хвост общей очереди, которая вообще не двигается, так как свободных квартир в поселке нет.

А помогли очередные выборы губернатора Хабаровского края. Словом, накануне к нам в Ванинский район приехал представитель губернатора. Я к нему с прошениями. Подействовало. Официально сообщили, что до конца года деньги семье выплатят…  А ведь на всё ушло более двух лет! Почему семья мыкалась по съёмным углам? Расплачивалась за чью-то ошибку. За чью? Виноватых нет. Задумав снести аварийный многоквартирный дом, какая-то растяпа не учла, что в нём не только муниципальные квартиры. В итоге, семья оказалась на улице, так как компенсацию на покупку другого жилья не получила.  По-хорошему, заставить бы этого «специалиста» возместить семье понесенные затраты, вот только ищи его, свищи его. И опять вопрос, а если бы не выборы, сколько бы еще пришлось бегать по инстанциям и писать заметок? И мы опять невольно возвращаемся к теме качества. Увы, но подобных примеров я могу привести много. К сожалению!

Главный – человек с его бедами и радостями

Первому выпуску «Моё побережье» 21 января 2019 года исполнится 15 лет. Постоянные читатели знают, что это газета, рассказывающая о повседневной жизни людей, проживающих на побережье Татарского пролива, об их трудовых буднях и достижениях, актуальных социальных проблемах, волнующих экологических и экономических темах, об историческом прошлом развития Ванинского района и его перспективах на будущее. И главный на страницах газеты — человек, с его бедами и радостями.

Во всём мире широко развита актуальная социальная журналистика, основной задачей которой считается не только информирование, но и отображение истинных интересов граждан. Утверждают, что её расцвет в нашей стране пришелся на 2002 год, а мне кажется, что она была всегда. «Это новости «с человеческим лицом», это не только публикация читательских писем, но и ситуативный анализ с выходом на реальную помощь, — пишет профессор МГУ  Татьяна Фролова. — Вся журналистика социально ответственная — это правда, но я настаиваю на том, что есть особая профессиональная специализация «социальная журналистика». Понятие это сложилось еще в 90-е годы. Но теперь с ним никто не спорит, и принимают эту формулировку как особую профессиональную специализацию. Все дело в том, что в 90-е — начале 2000-х социальные темы в СМИ вытеснила политика, и многие журналисты увлеклись этим, простому человеку в итоге не нашлось места. На заре создания социальная журналистика казалась чем-то маргинальным, теперь же лучшие представители профессии стремятся в нее попасть…».

Создание газеты “Моё побережье” пришлось на 2004 год и она, практически с первых своих номеров стала выпускать информацию “с человеческим лицом”. В газете выходят и приложения. В спецвыпусках ”Сородэ” освещаются особенности жизни коренных малочисленных народов Ванинского района. В приложении «Муза и время», «Лукоморье» имеют возможность печатать свои произведения местные поэты и писатели. «Ромашка» предназначена для читателей с инвалидностью. Редакция газеты  ”Моё побережье” сотрудничает с телепрограммой ”Жди меня”, помогает в розыске людей на Дальнем Востоке.

Весь коллектив редакции — люди с ограниченными возможностями здоровья. В новом составе он был набран спустя год после создания газеты «Моё побережье». По предложению из администрации Ванинского района я приняла участие в конкурсе квотирования рабочих мест для инвалидов – проекте создания доступной среды. Согласно его обязательным условиям рабочие места за инвалидами должны были сохраняться на предприятии в течение года, но они трудятся в редакции уже 14 лет, исполняя посильные для себя обязанности. В России это единственное подобное частное предприятие выпускающее газету не являющееся специализированным.  Кроме того, оказание благотворительной помощи, проведение экологических акций и различных акций в поддержку попавших в трудную ситуацию людей  – одно из множества социальных направлений, в которых участвует «Моё побережье».

Правда жизни

Участвуя в уже ставшем уникальным по своей масштабности конкурсе «Правда и справедливость», каждый из журналистов напрямую тоже вовлечен в процесс «обратной связи», которую я ставлю во главу угла работы редакции.

Я рада, что стала невольным «виновником» такого конкурса – он появился вскоре после моего обращения на пресс-конференции к президенту страны. Тогда, в числе многих вопросов я сказала и о том, что отправляю в адрес президента много обращений, но вряд ли он их читает, и журналистам из провинции до него не достучаться. Это не осталось без внимания, о чем на первой же встрече с участниками форума «Правда и справедливость» рассказала сопредседатель центрального штаба ОНФ, депутат Госдумы Ольга Тимофеева. И вот уже пятый год на конкурс приходят тысячи журналистских работ, в которых отображается мироощущение, правда жизни российских регионов.

Самое главное теперь, не утратить цель создания этого конкурса – участие не ради высокого денежного вознаграждения, а ради правды и справедливости… И на этом я пока поставлю точку.

Редактор-учредитель и единственный корреспондент  газеты «Моё побережье»

Татьяна Седых.

п.Ванино Хабаровский край