Во Владимирской области с крыши упала девочка. Родственники вызвали скорую помощь, ждали машину около часа. А когда бригада подъехала, выяснилось, что ни врача, ни других специалистов в скорой нет. Историю о пустой скорой в рубрику Суперуказ прислал владимирский журналист газеты «Хронометр» Алексей Котмышев.

12-летняя Лена, упав с крыши, около часа ждала «скорую», но машина приехала без врача

Днем 31 июля на редакционную почту пришло письмо из регионального Следкома. В нем говорилось о проведении доследственной проверки по факту несчастного случая, который произошел на заброшенной ферме в деревне Лаврово.

Я сразу позвонил в Следком, чтобы узнать подробности произошедшего.

— Следствием установлено, что 29 июля 2018 года девочка с родителями из Владимира прибыла в Судогодский район в гости к родным. В этот же день вместе с друзьями она пошла на территорию заброшенной фермы бывшего СПК, во время игры забралась на крышу сооружения, ветхое шиферное покрытие не выдержало и лопнуло. Ребенок упал с высоты более 5,5 метров и получил множественные травмы. Пострадавшая доставлена в областную детскую клиническую больницу, — рассказала мне по телефону старший помощник руководителя СУ СК России по Владимирской области Ирина МИНИНА.

Утром 2 августа я позвонил следователям еще раз, чтобы уточнить ход проверки.

— В данное время возбуждено уголовное дело, но возбуждено оно по факту. Сейчас следователь уточняет обстоятельства, при которых ребенок получил травму, поэтому комментировать и называть фамилии конкретных лиц преждевременно, — сообщила мне Ирина МИНИНА.

В этот же день я выехал в Лаврово. Первым местом, куда направился по прибытии, стала администрация Лавровского сельского поселения. Там я хотел встретиться с главой администрации Романом Михайловым, однако, по словам сотрудницы учреждения, на месте его не было. Она же объяснила, как добраться до заброшенной фермы.

Ферма находится на самой окраине деревни, замыкая целый комплекс разнообразных построек – в основном здесь находятся мелкие деревообрабатывающие мастерские. В некоторых работали столяры. Двое мужчин, представившиеся Виктором и Анатолием, объяснили, как найти корпус, где травмировался ребенок.

Сам корпус действительно оказался открыт – ни замков, ни решеток на окнах. Внутри все чисто, в углу сложены мешки с мусором. Место происшествия видно сразу – на бетонном полу лежали обломки шифера, среди них – «вещество бурого цвета», похожее на кровь. В потолке — прямо посреди покатой крыши — зияет дыра.

Вернувшись в поселок, я быстро узнал, где находится дом, в котором живет семья пострадавшей: местные сами проводили туда, а заодно кое-что рассказали.

— А, Леночка упала (имена пострадавшей и ее родственников изменены по этическим соображениям. — Прим. ред.). Девочка на роликах забралась на крышу, съехала, но шифер проломился, — поделилась со мой селянка, представившаяся Мариной.

Другая женщина, по имени Вера, привела меня во двор, где живет бабушка пострадавшей – Татьяна Викторовна. К ней девочка и приезжала в тот злополучный день.

Пожилая женщина встретила меня и пригласила в дом. На вопрос, надо ли чем-то помочь, ответила, что пока ничего не нужно – Лену лечат бесплатно, только что сделали операцию. Пока ребенок чувствует себя нормально, насколько это возможно.

— Сама Лена, можно сказать, местная – здесь она родилась, здесь же ходила в садик. Это позже они уехали в город, — рассказала Татьяна Викторовна. – Сейчас внучка должна пойти в седьмой класс. А сюда дети приезжают на лето и живут почти безвыездно. В тот вечер Лена с родителями приехали все вместе. Родители отправились за грибами, а девочка пошла гулять с друзьями. И никаких роликов у нее не было.

Никто не знает, как Лена и ее друзья – две девочки и мальчик, оказались у стен заброшенной фермы. Там, по словам бабушки ребенка, они забрались по стоявшей неподалеку лестнице на крышу. Лена присела на стыке – бетонный потолок посредине был закрыт узкой полосой шифера.

— Села на конек, он и проломился. Лена упала, — говорила Татьяна Викторовна. – Мимо проходил мальчик с собакой, он сразу вызвал «скорую» – внучка упала на левый бок, сломала левую руку, левую ногу, нос, глазница пострадала и голова. Как только нам ребята сказали, мы сразу же побежали на место.

Со слов Татьяны Викторовны, все были в панике, никто не знал, что делать. Бабушка тут же позвонила зятю, а он начал еще раз звонить в судогодскую станцию скорой помощи.

— «Скорая» приехала спустя час после вызова, причем не было ни фельдшера, ни врача – только водитель! — возмутилась женщина — Он сказал, что работать некому. Когда звонили в «03», нам сказали, что машины нет – она на вызове, уехала куда-то на ДТП, ждите, мол, когда приедет. Тогда зять позвонил отцу – он живет здесь же. Сват сам работает на «скорой», не запаниковал, сообразил, прыгнул в личную машину и помчался в Судогду за врачом или фельдшером, у которой был выходной.

Водитель «холостой» неотложки, по словам Татьяны Викторовны, предложил погрузить девочку в машину и отвезти ее в ЦРБ, но родители встали грудью – никто не знал, что с Леной.

— Она была в сознании постоянно. У нее был сильный болевой шок, хотя еще не сообразила, что произошло. Внучка не давала подойти к ней. Мы боялись, что сломан позвоночник, и никому не разрешили трогать ребенка, пока не будет врача, — объясняет Татьяна Викторовна.

Наконец, приехал дедушка с врачом. Доктор сделала обезболивающий укол, оказала первую помощь, и только тогда ребенка увезли в больницу – как говорят родные, через полтора часа после случившегося, хотя о времени никто не думал. Сейчас девочка лежит в ОДКБ.

– Пока дежурим у постели Лены по очереди: я только что вернулась, сейчас там ее мама. Внучка разговаривает, но ей пока тяжело. Главное – позвоночник оказался цел. Врачи о прогнозах не сообщают, но говорят, что состояние стабильное. Надеюсь, переломы и синяки заживут, — рассказала собеседница.

Сама Татьяна Викторовна – коренная жительница Лаврово. Ферму знает еще с тех времен, когда здесь был полноценный СПК. А когда сов-
хоз развалился, корпус стал переходить из рук в руки – год назад здесь было производство дверей, а сейчас якобы здание выкупил другой предприниматель.

— А дети туда как ходили, так и ходят. Все поколения – и мои дети ходили, теперь вот и внуки, — рассказывает собеседница. – И всегда там все было открыто, но подобного ничего не случалось. Мы буквально на днях говорили: «Не ходите туда!», а они все равно пошли.

Уже на обратном пути я набрал мобильный главы администрации Романа Михайлова, но тот не отвечал. В самой администрации объяснили, что руководитель «опять уехал на мероприятие» и пообещали, что передадут ему мои контакты с просьбой перезвонить завтра же утром.

Покинув Лаврово, я добрался до Судогды и пошел на станцию скорой помощи. Был шестой час вечера, и в уже закрытых дверях ко мне вышла одна из сотрудниц. На вопрос о руководстве женщина объяснила, что заведующая уже ушла.

— Мы в курсе по поводу того вызова в Лаврово. Но у нас никаких данных о нем не осталось – все забрала прокуратура, — объяснила сотрудница СМП.

На следующее утро, 3 августа, я позвонил во Владимирскую областную прокуратуру.

— Действительно, в настоящее время по факту произошедшего проводится поверка. О ее результатах обязательно сообщим, — пояснила старший помощник прокурора Владимирской области Виктория ТУРКОВА.

Что до главы администрации Лавровского сельского поселения – сам он ни утром, ни днем 3 августа не перезвонил. Сотовый телефон оказался выключен. Как сообщили по телефону сотрудники администрации, глава отсутствует и когда вернется на рабочее место – неизвестно.

Алексей КОТМЫШЕВ, Судогодский район.